Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Уродливое детище Беловежского договора

Польша - это уродливое детище Версальского договора, жившее за счёт угнетения непольских национальностей.
(В.М.Молотов, «Доклад о внешней политике Правительства» на Внеочередной пятой сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г.)

...После двух месячных сказок о прекрасных, светлых людях, собирающихся на евромайдане, пока мы тут в рашке с маленькой буквы щи лаптём хлебаем, об их удивительной способности ко взаимопомощи, милых добровольцах и самоорганизации, вдруг обнаруживается, что саоорганизация и правда налицо, а её последствия даже и на лице у десятков людей. Странным образом, однако, когда прекрасные, светлые люди устроили погром выяснилось, что устроители мероприятия самоорганизуемый народ совершенно не в состоянии удержать от соблазнов. Сам же себя евромайдан держит в руках не больше, чем эпилептик в припадке.
Оно и понятно - от Робеспьера до М.С.Горбачёва, от Л.Б.Троцкого до бр.Штрассеров очень многие из сеявших ветер оказались унесены бурей.
Менее понятны требования майданутого триумвирата передать ему всю полноту власти в скользящей к расколу республике. Надо обладать какой-то совсем особой дерзостью, чтобы разводить руками, глядя на погром в центре города, устроенный теми, кто тебя ещё вчера носил на руках, и одновременно обещать управиться со страной где худо-бедно остаются десятки миллионов жителей, львиная доля коих, мягко говоря, майданутый триумвират не носила на руках даже вчера.

A propos, о Фонде А.П.Яценюка. Того самого, из майданутого триумвирата. В тёмные времена диктатуры была в столице Подкарпатской Руси - Ужгороде детская железная дорога. Дети водили электровоз и проверяли билеты, работали проводниками и катались как пассажиры. Теперь ту детскую железную дорогу взял под крыло "Фонд перемен" Яценюка. Перемены - как на майдане после погрома, мастерство не пропьёшь. Вот как выглядит детская железная дорога сегодня - это, между прочим, самый центр града на Уже:



На заднем плане - б.синагога:

Collapse )

Я - взрослый, состоявшийся мужчина, и мне нужен этот радиоуправляемый вертолётик! (ц)

-Дорогой, я понимаю, что тебе хочется иметь электрические паровозик и железную дорогу, но сын попросил на день рождения КОМПЬЮТЕР!

...Ну и гимн русско-македонской любви и дружбе:
"Кожа бела, нежна како снегот нов и незгазен, очи сини како ведро небо...я - македонац, она - русинка..."
Наконец, научился отличать македонский от болгарского: если понимаю, значит, македонский, если нет - значит болгарский.

Граждане читатели, я честно предупреждал: Америки будет много

Горожанин:

 
Подчёркиваю, горожанин, а не горожанка.

Говорят, что страшно, когда в храме идёт снег. Когда в храме идёт торговля, оно, пожалуй, пострашнее будет:
 

-Храм Спаса на картошке, – негромко сказал пешеход ("Золотой телёнок")
В Нью-Йорке храм - на шмотках, вот его внутреннее убранство:
Collapse )

Дунька поездила по Европам и тепрь тычет всем под нос свои фотки (2)

Не хотел бы начинать с угроз, но поднакопились снимки, хотелось бы изводить ими не только знакомых в реале, но и тех, кто ещё не успел отписаться от моего дацзы-бао. Кто не спрятался, я не виноват.

Маленькие чешские городки удивили невосточноевпроейской ухоженностью. Прага выглядит более запущенной, но всё равно радует.





Collapse )

Место, где Земля закругляется.

Нет, сегодня речь пойдёт не о блестящем, роскошном Будапеште, чей центр  поражает великолепием путника родом из убогой Москвы:


Перенесёмся на крайний восток Венгрии, вдохновивший меня на отчётик не о чём.
Одна из самых западных точек шенген-пространства - венгерская станция Захонь на границе с Подкарпатской Русью. Через Захонь следуют, например, вагоны, соединяющие Москву с Венецией, Белградом, Баром, Любля
ной, Загребом... Здесь широкие жд-колёса меняют на узкие. Впрочем, венгры, стремясь расширить приток грузов из России, готовы продлить широкую колею ещё чуть ли не полстраны - до придунайского Дунауйвароша.

Приходящие в Захонь поезда из Будапешта обычно не пересекают границу. В Чоп отправляется только одиноко стоящий вагончик:


Collapse )

Единство и борьба противоречий

В один прекрасный день приятели-спортсмены познакомили меня с широко известном в узких кругах пареньком по имени, скажем, Дино. Милый такой, доброжелательный. Неформальный предводитель болельщиков одного сербского клуба в Боснии и Герцеговине. Стихи пишет, песни. Точнее, речёвки для соболельщиков. Например:

Дура, дура ты моя,
Дура ты проклятая,
У меня четыре дуры,

А ты дура – пятая
.

 

Кад ти био дете мало,

Комшиja те силовао,

Jaсно jе ко дан –

Ти си муслиман.

Перевод не требуется, а кому требуется – так мне такое и переводить неловко. Впрочем, на Балканах (и не на них одних) болельщики много чего другу другу (вернее – враг врагу) кричат, ибо фанаты ни в одном народе не являются его умственной и нравственной вершиной. См.например, лозунг «Нож – жица - Сребреница», подхваченный у сербов хорватами. Или растяжка на стадионах: «У нас есть 250 тысяч причин ненавидеть вас», вывешиваемая мусульманами. Последним нравится думать, что сербы убили 250 тыс. их соплеменников. Примерно в пять раз меньшая более-менее официальная цифра от сараевского Информационно-документального центра им не внушает...

Так вот, стишки как стишки, если б по ходу разговора не выяснилась одна подробность в биографии автора: его отец – мусульманин (мать - сербка). Только не зовите Фрейда. У паренька прекрасные отношения с папой, в войну перебежавшим на сербскую сторону. Схватившие  его сербы обалдели, увидев, что к ним добровольно перебежал бошняк:

-Ты, что, Мухамед, спятил? Куда припёрся?

-Пустите, у меня здесь семья – жена, дети...мать вам так-перетак!

Развязка была наредкость благополучной – Мухамеда отпустили к любимой жене, с которой он и по сей день живёт, детей воспитывает. Одного вот воспитал заядлым болельщиком.

-Я уважаю свою мусульманскую родню, но я – серб, и ничем этого не изменить, - говорит Дино. После его ухода спрашиваю у одного из знакомых:

-Ацо, ты  знал, что Дино наполовину мусульманин?

-Поjма нисам имао. Шокиран сам. Ребята, может, и знали, но меня не предупреждали.

-Хорошо, что никто ничего не ляпнул о мусульманах...

Ацо бормочет в ответ что-то невнятное... Кажется, ему случалось ляпать о мусульманах в присутствии Дино, которому он многим обязан. Но – как говорит сам Дино:

-Я – серб, и ничем этого не изменить.

Когда речь зашла о войне – а в Боснии любой разговор минут через пять после начала сворачивает на войну, 

Collapse )

 

ПС. Кстати, о птичках. После того, как в 1992 году из Сараево в Белград ушёл последний поезд ж/д-сообщение прервалось на 17 лет. Восстановили его буквально на днях. Правда, раздолбанные вагоны ныне выглядят не так, как тогда, когда привеливые стюардессы предлагали пассажирам напитки: сейчас вагоны подают неотопленными и согреваются они лишь по ходу поезда - что надышали, то и тепло. Но главное поездка длится чуть ли не десять с лишним часов, т.е. раза в два дольше, чем если неспешно ехать на машине. К тому же поезд идёт конгениальным путём через Хорватию: кому нужна виза - приготовиться. 

Этно-село Станишичи

Горькой особенностью ресторанно-гостиничного хозяйства является соскальзывание его лучших образцов в сторону худших. То есть, покормили тебя где-то сытно и без последствий в виде заворота кишок, и ты радостно возвращаешься, как оказывается, лишь для того, чтобы убедиться в быстрой проходимости славы мирской.
Этно-село Станишичи, даром что в юго-глуши на босно-сербской границе, не зря признано чуть ли не лучшим туроб'ектом в БиГ. Кухня в тамошнем ресторане радует, как и о прошлом годе, комнаты и апартаменты по-прежнему без клопов, а ракию всё также не разбавляют и она по-прежнему чиста, как слеза...


Село очень сербское: на заднем плане - монастырь св.Николы, на переднем - ковчег Ноя. Детская железная дорога вокруг придаёт замыслу некую эклектичность:
Collapse )

Дневник посольства Германии в СССР (22 июня - 25 июля 1941 г.)

Воспоминания интернированного немца
Когда я в субботний полдень 21 июня 1941 года подъехал к посольству, мне пришлось оставить машину на улице, ибо во дворе посольства шла какая-то суета. Вверх поднимался столб дыма — там, видимо, что-то жгли. На мой вопрос, что там горит, «канцлер» Ламла ответил «по секрету», что ночью он получил из Берлина указание уничтожить оставшиеся в посольстве секретные документы, за исключением шифровальных тетрадей, которые еще понадобятся. И поскольку уничтожить документы в печах посольства оказалось не под силу, ему пришлось по договоренности с послом развести во дворе костер. Через два часа все будет кончено, и я смогу снова поставить машину во двор. (...) (По окончании войны) я

 обрадовался, когда после долгих поисков обнаружил дневник посольства в куче старых бумаг. Речь идет об официальном дневнике посольства фашистской Германии в Москве, в котором зафиксированы события с 22 июня по 21 июля 1941 года. На обложке надпись: «От начала германо-русской войны до возвращения в Германию».  Он был немного растрепан, но каким-то чудом уцелел. В интересах исторической точности я сознательно не стал ничего изменять в терминологии этого не публиковавшегося ранее документа.
«Прощание с Москвой. 22 июня, 3 часа ночи. Поступила шифрованная телеграмма с поручением послу посетить народного комиссара иностранных дел Молотова и сообщить ему о начале военных действий. Приказано уничтожить последние материалы. Сообщается также, что интересы германского рейха будет представлять болгарский посланник. Посольства Германии в Москве больше не существует. В посольство прибыли посол, посланник (фон Типпельскирх. — Авт.) и генерал. Советник Хильгер позвонил в секретариат Молотова, который передал, что готов немедленно принять посла.
5.25 утра. Граф фон дер Шуленбург вместе с Хильгером отправляется в Кремль, чтобы исполнить последнее поручение... Тем временем советник фон Вальтер разбудил болгарского посланника и попросил его приехать в посольство.
6.10 утра. Возвратился посол. Молотов принял переданное ему сообщение. О начале военных действий ему, конечно, было известно... Тем временем приехал болгарский посланник. Его подробно знакомят с поручением выполнять обязанности представителя интересов Германии. Необходимая информация сообщается послу Италии и посланнику Румынии, которые еще не располагают собственными сведениями. Наконец, проводится инструктаж комендантов жилых домов посольства, им сообщается, что следует делать их жильцам: собрать по два чемодана и ждать дома дальнейших указаний и т.д. Те, кто живет в гостиницах или отдельно в городе, вызываются в посольство... Телефон все еще работает. Выходы из посольства еще не перекрыты, можно беспрепятственно передвигаться по городу.
11 часов утра. Граф фон дер Шуленбург принял посла Японии, затем посла Италии и словацкого посланника. В столице все еще спокойно. Наконец в 12 часов Молотов по радио сообщает населению о начале войны.
13 часов. Вальтер поехал на вокзал, чтобы встретить прибывающих с сибирским экспрессом германских граждан. К сожалению, уже поздно, перрон оцеплен, 30 человек арестовано. Фон Типпельскирху удалось связаться по телефону с болгарским посланником, сообщить ему об этом и попросить его вмешаться, обратившись в Народный комиссариат иностранных дел.
19 часов. Сотрудники органов государственной безопасности уведомили жильцов принадлежавших посольству домов, что им следует собраться в помещении секретариата посольства.
Collapse )